Вайнберг о создателе Вселенной

Стивен Вайнберг относился ко второму поколению квантовых физиков, если за первое брать самих отцов-основателей. К нему также относились Фейнман, Дайсон, Гелл-Манн. Вайнберг был одним из последних живых его представителей.

Нобелевский лауреат по физике. Он объединил электромагнетизм со слабым взаимодействием и его теория сейчас является частью стандартной модели. Вайнберг автор знаменитого учебника «Квантовая теория полей». Но у него есть и научно-популярные книги: «Первые 3 минуты», «Мечты об окончательной теории».

Он является автором и нескольких философских статей, например, вот этой:

Дизайнерская Вселенная?

Меня попросили прокомментировать: проявляет ли Вселенная признаки того, что она была спроектирована? Я не знаю как можно говорить об этом, не имея хотя бы смутного представления о том, каким должен быть этот дизайнер. Любую возможную вселенную можно объяснить как работу некоего дизайнера. Даже вселенную которая полностью случайна без каких-либо законов и закономерностей. Можно предположить, что она просто была создана дизайнером-идиотом.

Вопрос на который как мне кажется стоит ответить заключается в том, проявляет ли вселенная признаки того, что она была создана божеством, более или менее похожим на божества традиционных монотеистических религий. Какой-то личностью, каким-то разумом, который создал вселенную и имеет какое-то особое отношение к жизни, в частности к человеческой жизни. Я полагаю это не та идея дизайнера, которой многие придерживаются. Вы можете сказать, что думаете о чем-то гораздо более абстрактном, о каком-то космическом порядке и гармонии в духе Эйнштейна. Вы, конечно, вольны так думать, но тогда непонятно почему вы используете такие слова, как «дизайнер» или «Бог».

В прошлом считалось очевидным, что мир был создан каким-то разумом. Чем еще можно объяснить огонь, дождь, молнии и землетрясения? Удивительные способности живых существ казалось указывают на создателя у которого имеется особый интерес к жизни. Сегодня мы понимаем большинство этих вещей в терминах физических сил, действующих по обезличенным законам. Мы пока не знаем самых фундаментальных законов природы и мы не можем понять все следствия законов, которые мы уже знаем. Человеческий разум остается необычайно трудным для понимания, но таковой же является и погода. Мы не можем предсказать будет ли дождь через месяц от текущего дня, но мы знаем законы которые управляют дождем, хотя мы и не всегда можем вычислить их следствия. Я не вижу в человеческом разуме ничего особенного, большего, чем например в погоде.

Кажется не существует никаких исключений из законов природы, никаких чудес. У меня сложилось впечатление, что в наши дни большинство теологов смущаются при разговорах о чудесах. Но великие монотеистические религии основаны на историях о чудесах: горящий куст, пустая гробница, ангел, диктующий Коран Мухаммеду. И некоторые из этих верований учат, что чудеса продолжаются и по сей день. Доказательства всех этих чудес кажутся мне значительно слабее, чем доказательства существования реакции холодного ядерного синтеза, а я не верю в холодный синтез. Сегодня мы понимаем, что даже люди являются результатом естественного отбора, действующего на протяжении миллионов лет.

Если бы мы где-нибудь и увидели руку дизайнера, то это было бы в фундаментальных принципах, окончательных законах природы, которые управляют всеми явлениями. Мы еще не знаем окончательных законов, но насколько мы знаем они совершенно обезличены и не уделяют никакой особой роли жизни. Нет никакой жизненной силы. Как сказал Ричард Фейнман, когда вы смотрите на Вселенную и понимаете ее законы, «теория о том, что все это устроено как сцена за которой наблюдает Бог, за борьбой человека за добро и зло, она кажется неадекватной».

Я должен признать, что даже когда у нас будет окончательная теория, у нас при этом не будет полностью удовлетворительной картины мира, у нас все равно останется вопрос » почему?». Почему именно эта теория, а не какая-то другая? Например, почему мир описывается квантовой механикой? Квантовая механика-это единственная составляющая современной физики, которая, вероятно, останется в любой будущей теории. Но в квантовой механике нет ничего логически неизбежного. Например, я могу представить вселенную, управляемую ньютоновской механикой. Кажется, что существует неразрешимая загадка, которую наука не устранит.

Религиозные теории дизайна сталкиваются с той же проблемой. Либо под Богом вы подразумеваете что-то конкретное, либо нет. Если нет, то тогда о чем мы говорим? Если вы действительно подразумеваете что-то определенное под «Богом» или «замыслом», если, например, вы верите в Бога, который ревнивый, или любящий или умный, или причудливый, тогда вы все равно должны ответить на вопрос «почему?» Религия может утверждать, что Вселенная управляется таким Богом, а не каким-то другим Богом, и она может привести доказательства этой веры, но она не может объяснить, почему должно быть именно так.

В этом отношении мне кажется, что физика находится в лучшем положении. Она дает нам частично удовлетворительное объяснение мира, большее чем когда-либо сможет дать религия. Хотя физики может и не смогут объяснить почему законы природы такие, какие они есть, но по крайней мере мы сможем объяснить почему они не могут ненамного отличаться. Например, никто не смог придумать логически последовательную альтернативу квантовой механике, которая лишь немного отличалась бы от существующей. Как только вы начинаете пытаться внести небольшие изменения в квантовую механику, вы приходите к теориям с отрицательными вероятностями или другими логическими противоречиями. Когда вы объединяете квантовую механику с теорией относительности, вы обнаруживаете, что если вы не построите теорию правильно, то получите бессмыслицу. Например, следствия будут предшествовать причинам или возникать бесконечные вероятности. С другой стороны, религиозные теории кажутся бесконечно гибкими. Ничто не препятствует выдумыванию божеств любого мыслимого вида.

Это конечно не решает для меня вопрос, что мы не можем видеть руку дизайнера в том, что мы знаем о фундаментальных принципах науки. Возможно, что хотя эти принципы прямо не относятся к жизни, тем более к человеческой жизни, они тем не менее созданы для возможности ее существования.

Некоторые физики утверждают, что определенные физические величины имеют значения, которые, по-видимому, таинственным образом были точно подогнаны к таким, которые допускают возможность жизни. И это можно объяснить только вмешательством дизайнера, проявляющего особую заботу о жизни. Меня не впечатляют примеры такой подгонки. Например, один из наиболее часто цитируемых примеров связан со свойством ядра атома углерода. Вещество, образовавшееся в первые нескольких минут существования Вселенной, состояло почти полностью из водорода и гелия. Практически без каких-либо более тяжелых элементов, таких как углерод, азот и кислород, которые также необходимы для жизни. Тяжелые элементы, которые мы встречаем на Земле, были созданы сотни миллионов лет спустя в первом поколении звезд, а затем выброшены в межзвездный газ, из которого в конечном итоге сформировалась наша солнечная система.

Первым шагом в последовательности ядерных реакций, которые создали тяжелые элементы в ранних звездах, обычно является образование ядра углерода из трех ядер гелия. Существует очень маленькая вероятность образования ядра углерода в его нормальном состоянии (состояние с наименьшей энергией) при столкновениях трех ядер гелия. Но можно получить заметное количество углерода в звездах когда ядро углерода находится в радиоактивном состоянии с энергией примерно на 7 МэВ выше энергии нормального состояния, но по причинам к которым я сейчас вернусь не более 7,7 МэВ выше нормального состояния.

Это радиоактивное состояние ядра углерода может быть легко сформировано в звездах из трех ядер гелия. После этого не возникает никаких проблем с получением обычного углерода. Ядро углерода в радиоактивном состоянии самопроизвольно испускает свет и превращается в углерод в его нормальном нерадиоактивном состоянии, состоянии  в котором он находится на Земле. Критической точкой в производстве углерода является существование этого радиоактивного состояния, которое может быть получено при столкновении трех ядер гелия.

Экспериментально известно, что ядро углерода находится именно в таком радиоактивном состоянии, с энергией 7,65 МэВ выше нормального состояния. На первый взгляд может показаться что это значение довольно близко к границе. Энергия этого радиоактивного состояния углерода довольно высока и всего на 0,05 МэВ отходит от границы, менее одного процента. Может показаться, что постоянные природы, от которых зависят свойства всех ядер, были тщательно подогнаны, чтобы сделать жизнь возможной.

Но если присмотреться повнимательнее, то подгонка постоянных природы здесь не кажется такой уж тонкой. Мы должны рассмотреть причину, по которой образование углерода в звездах требует существования радиоактивного состояния углерода с энергией не более 7,7 МэВ выше энергии нормального состояния. Причина в том, что ядра углерода в этом состоянии фактически образуются в двухэтапном процессе: сначала два ядра гелия объединяются, образуя нестабильное ядро изотопа бериллия, бериллия 8, которое иногда, прежде чем распасться, захватывает другое ядро гелия, образуя ядро углерода в его радиоактивном состоянии, которое затем распадается на обычный углерод. Общая энергия ядра бериллия 8 и ядра гелия в состоянии покоя на 7,4 МэВ превышает энергию нормального состояния ядра углерода. Таким образом, если бы энергия радиоактивного состояния углерода была больше 7,7 МэВ, он мог бы образоваться только при столкновении ядра гелия и ядра бериллия 8 когда энергия движения этих двух ядер составляла бы не менее 0,3 МэВ — энергия крайне маловероятная при температурах, наблюдаемых в звездах.

Таким образом, решающим фактором, влияющим на образование углерода в звездах, является не энергия 7,65 МэВ радиоактивного состояния углерода выше его нормального состояния, а энергия 0,25 МэВ радиоактивного состояния, нестабильного соединения ядра бериллия 8 и ядра гелия, превышающая энергию этих ядер в состоянии покоя. Эта энергия не является слишком высокой для производства углерода (0,05 МэВ к 0,25 МэВ, или 20 процентов) что, в конце концов, не так уж и мало.

Этот вывод, который следует извлечь из синтеза углерода, несколько спорен. В любом случае, существует одна константа, значение которой действительно кажется удивительно хорошо подогнанным в нашу пользу. Это плотность энергии вакуума, также известная как космологическая постоянная. Она может иметь любое значение, но из первых принципов можно было бы предположить, что эта константа должна быть очень большой и может быть как положительной так и отрицательной. Если бы космологическая постоянная была большой и положительной, она действовала бы как сила отталкивания, которая увеличивается с расстоянием, сила, которая препятствовала бы слипанию материи в ранней Вселенной, процесс, который был первым шагом на пути формирования галактик, звезд, планет и людей. Если бы космологическая постоянная была большой и отрицательной, она действовала бы как сила притяжения, увеличивающаяся с расстоянием сила, которая почти немедленно обратила бы расширение Вселенной вспять и заставила бы ее снова сжаться, не оставив времени для эволюции жизни. На самом деле астрономические наблюдения показывают, что космологическая постоянная довольно мала, намного меньше, чем можно было бы предположить из первых принципов.

Еще слишком рано говорить о том, существует ли какой-то фундаментальный принцип, который может объяснить, почему космологическая постоянная должна быть такой малой. Но даже если такого принципа не существует, последние достижения в космологии дают возможность объяснить, почему измеренные значения космологической постоянной и других физических констант благоприятны для появления разумной жизни. Согласно теориям «хаотической инфляции» Андрея Линде и других, расширяющееся облако из миллиардов галактик, которое мы называем большим взрывом, может быть всего лишь одним фрагментом гораздо большей вселенной, в которой все время происходят большие взрывы, в каждом из которых свои значения фундаментальных констант.

В любой такой картине, в которой Вселенная содержит множество частей с различными значениями констант природы, нет никаких трудностей в понимании того, почему эти константы принимают значения, благоприятные для разумной жизни. Если существует огромное количество больших взрывов, в которых константы природы принимают значения, неблагоприятные для жизни, то существует и гораздо меньшее количество тех, где жизнь возможна. Вам не нужно прибегать к доброму дизайнеру чтобы объяснить почему мы находимся в той из частей Вселенной где жизнь возможна. Во всех других частях Вселенной нет никого кто мог бы задать этот вопрос. Если какая-либо теория такого типа окажется правильной, то делать вывод о том, что константы природы были точно подогнаны дизайнером было бы все равно что сказать: «Разве не замечательно, что Бог поместил нас здесь, на Земле, где есть вода и воздух, а гравитация и температура настолько комфортна, а не в каком-то ужасном месте, как Меркурий или Плутон? Где еще в солнечной системе кроме как на Земле мы могли бы эволюционировать?

Подобные рассуждения называются «антропными». Иногда они просто сводятся к утверждению, что законы природы таковы каковы они есть для того чтобы мы могли существовать. Мне кажется, что это не более чем мистическое мамбо джамбо. С другой стороны, если действительно существует большое количество миров, в которых некоторые константы принимают разные значения, то антропное объяснение того, почему в нашем мире они принимают значения, благоприятные для жизни, — это просто здравый смысл. Например, объяснение того, почему мы живем на Земле, а не на Меркурии или Плутоне. Фактическое значение космологической постоянной недавно измеренное при наблюдениях за движением далеких сверхновых, примерно соответствует тому, что можно было бы ожидать от такого рода аргументов. Она достаточно мала чтобы не мешать образованию галактик. Но мы еще не можем с уверенностью сказать существуют ли различные части Вселенной в которых физические постоянные действительно принимают разные значения. Но это не безнадежный вопрос. Мы сможем ответить на него, когда узнаем больше о квантовой теории гравитации.

Доказательством существования дизайнера было бы то, что жизнь была бы лучше чем можно  ожидать по другим причинам. Мы должны иметь в виду что способность к получению удовольствия развилась в результате естественного отбора в качестве стимула для животных, которым нужно есть и размножаться, чтобы передать свои гены. Возможно, но маловероятно, что естественный отбор на какой-либо планете породил животных которым посчастливилось иметь свободное время и способность заниматься наукой и мыслить абстрактно. Но наш образец того, что создается эволюцией очень предвзят поскольку именно в этих благоприятных условиях мы задумываемся о космическом замысле. Астрономы называют это эффектом отбора.

Вселенная очень велика и, возможно, бесконечна поэтому неудивительно, что среди огромного числа планет, которые могут поддерживать только неразумную жизнь, и еще большего числа, которые вообще не могут поддерживать жизнь, есть какая-то крошечная доля, на которой есть живые существа, способные думать о Вселенной. Журналист, которому было поручено взять интервью у победителей лотереи, может почувствовать, что какое-то особое провидение действовало от их имени, но он должен иметь в виду что существует гораздо большее число игроков в лотерею у которых он не берет интервью потому что они ничего не выиграли. Таким образом, чтобы судить о том доказывает ли наша жизнь существование дизайнера нужно принять во внимание предвзятость, вызванную тем фактом, что именно мы думаем о данной проблеме.

Это вопрос на который вам придется ответить самим. Быть физиком не означает разбираться в подобных вопросах поэтому я говорю на основе своего собственного опыта. Моя жизнь была удивительно счастливой, возможно 99,99 процента человеческого счастья. Но даже в этом случае я видел как мать умирала от рака в муках, личность отца была разрушена Альцгеймером, а десятки двоюродных и троюродных братьев и сестер были убиты во время Холокоста. Доброжелательные действия дизайнера довольно хорошо скрыты.

Распространенность зла и страданий всегда беспокоила тех, кто верит в милосердного и всемогущего Бога. Иногда Бога оправдывают ссылаясь на свободу воли.

Кажется немного несправедливым по отношению к моим родственникам быть убитым, чтобы предоставить немцам возможность свободы воли. Но даже если отбросить это в сторону, как свобода воли объясняет рак? Есть ли свобода воли у опухолей?

Я не буду здесь спорить, что существование зла доказывает что Вселенная не создана дизайнером. Просто не видно никаких признаков доброжелательности, которые могли бы указывать на руку дизайнера. Представление о том, что Бог может и не быть доброжелательным очень древнее. В пьесах Эсхила и Эврипида совершенно недвусмысленно утверждается, что боги эгоистичны и жестоки, хотя и ожидают от людей лучшего поведения. Бог в Ветхом Завете велит нам бить по головам неверных и требует от нас, чтобы мы были готовы пожертвовать жизнями наших детей по Его приказу. А Бог традиционного христианства и ислама проклянёт нас навечно если мы не будем поклоняться ему должным образом. Разве это хорошее поведение? Я знаю вы скажете, что мы не должны судить Бога по человеческим стандартам, но здесь кроется проблема: если мы не уверены в Его существовании и ищем признаки Его доброжелательности, то какие еще стандарты мы можем использовать?

Вопросы, которые я тут затронул, многим покажутся старомодными. Престиж религии, по-видимому, сегодня проистекает из того, что она оказала моральное влияние, а не то что она объясняет природные явления. И наоборот, хотя я не верю в дизайнера, причина по которой я беру на себя труд спорить об этих темах, заключается в том, что я думаю, что в целом моральное влияние религии было отрицательным.

С одной стороны, я мог бы привести множество примеров вреда, причиняемого религиозными фанатиками на протяжении нашей истории: погромы, крестовые походы, джихады. Никто не говорит, что Гитлер был христианским фанатиком, но трудно представить нацизм в том виде, в каком он существовал, без фундамента, заложенного веками христианского антисемитизма. С другой стороны, многие поклонники религии приводят бесчисленные примеры добра, творимого религией. Например, выдающийся физик Фримен Дайсон подчеркнул роль религиозной веры в подавлении рабства. Я хотел бы кратко прокомментировать этот момент, не пытаясь что-либо доказать, а просто проиллюстрировать, что я думаю о моральном влиянии религии.

Безусловно, верно, что кампания против рабства и работорговли была значительно усилена набожными христианами. Но христианство, как и другие мировые религии, много веков спокойно жило с рабством, и рабство одобрено в Новом Завете. Так чем же отличались христиане, выступающие против рабства? Не было обнаружено никаких новых священных писаний, и ни никто не утверждал, что получил какие-либо сверхъестественные откровения. Тем не менее в восемнадцатом веке наблюдался повсеместный рост рациональности и гуманизма, что побудило некоторых выступить против рабства на основаниях, не имеющих ничего общего с религией. Лорд Мэнсфилд, автор решения по делу Сомерсета, положившего конец рабству в Англии, был не более чем условно религиозным, и в его решении не упоминались религиозные аргументы. Хотя Уилберфорс был инициатором кампании против работорговли в 1790-х годах, это движение получило существенную поддержку многих в парламенте, которые не были известны своим благочестием. Насколько я могу судить, моральный тон религии больше зависел от духа времени, чем дух времени зависел от религии.

Там, где религия действительно имела значение, она больше поддерживала рабство, чем выступала против него. Аргументы из Священного Писания использовались в парламенте для защиты работорговли. Фредерик Дуглас рассказал в своем Повествовании, как его положение как раба ухудшилось, когда его хозяин обратился в религию, которая позволила ему оправдать рабство как ниспосланное наказание. Марк Твен описывал свою мать как по-настоящему хорошего человека, чье мягкое сердце жалело даже сатану, но у которой не было сомнений в законности рабства, потому что за годы жизни в довоенной Миссури она никогда не слышала ни одной проповеди, выступающей против рабства, а только бесчисленные проповеди, в которых говорилось, что рабство-это Божья воля. С религией или без нее хорошие люди могут вести себя хорошо, а плохие люди могут творить зло; но для того, чтобы хорошие люди творили зло, нужна религия.

One thought on “Вайнберг о создателе Вселенной

  • 26 августа, 2021 в 7:14 пп
    Permalink

    как легко, даже гениально одарённому человеку, скатиться на уровень безграмотного обывателя, когда он начинает судить о том, что он не пытался постичь — просто обучиться тут мало.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.